Россия и Китай: новые перспективы

15 сентября 2015

Директор Ставропольского филиала РАНХиГС Юрий Васильев прокомментировал тему российско-китайского сотрудничества.

 

Тема российско-китайского сотрудничества переживает ренессанс  и сама по себе уже давно не нова. Начало ему было положено еще в ельцинские времена, в лихие 90-ые. В основном это касалось не прямых инвестиций в экономику, а сдачи земли сельскохозяйственного назначения в аренду, как правило, не более чем на несколько лет для сезонного производства фруктов и овощей.

В 2009 году, когда были на уровне правительств одобрены программы сотрудничества России и КНР на 2009-2018 годы, объем сотрудничества расширился и вырос в разы, а объем земель, которые сдавались китайцам в аренду увеличился на порядки цифр в различных регионах России, особенно, на Дальнем Востоке, в Забайкалье и в Центральной полосе России. В конце 2014 г. с принятием федерального закона «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» эта тема получила новый сильнейший импульс и снова завладела умами политиков, бизнесменов и экспертов.

Волна инвестиционного бума в отношениях с Китайской народной республикой не обошла и Северный Кавказ, который обладая огромным инвестиционным потенциалом, все-таки многими экспертами считается зоной инвестиционного риска.

Проекты китайского бизнеса заманчивы и смелы. Некоторые из них в прошлые годы так и остались проектами, как например, в Ингушетии соглашения по производству электрооборудования и бытовой техники, по строительству завода запчастей для китайских автомобилей. Однако нынешнее состояние российско-китайских отношений внушает большой оптимизм и появляются все новые и новые инвестиционные проекты, которые уже в большей степени затрагивают сферу взаимных поставок товаров, промышленного производства, развития туристического кластера, ну и, конечно же, традиционно-сезонного выращивания овощей и фруктов.

В зону инвестиционного интереса вовлечены Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Чеченская республика, очень активно – Ингушетия, а также Ставропольский край с зоной Кавказских минеральных вод.

Казалось, бы, можно сказать: «Наконец-то!». И радоваться грядущим перспективам. Однако мнение ряда экспертов не настолько оптимистично. Наряду с очевидными тактическими выгодами формируются неочевидные стратегические угрозы и риски.

В первую очередь, они касаются традиционно агрессивной для китайцев технологии обработки земли сильнодействующими пестицидами как-то: ацетохлор, мелатион, а также давно запрещенными на территории России ядохимикатами типа «дуста». Почти все ядохимикаты китайских сельхозпроизводителей контрабандного происхождения. Земля становится мертвой, гибнет вокруг флора и фауна, отравляется вода и гибнет рыба. В самом Китае исчезают пчелы и становится проблемой опыление растений. Продукты – опасны для здоровья человека, животных и птиц в силу многократного превышения допустимых норм содержания инсекти- и пестицидов. Так неоднократно было в некоторых регионах России, а на Северном Кавказе – в Дагестане. На этой почве между местными жителями и китайцами произошел конфликт, который удалось погасить только силами ОМОНа.

Еще одним немаловажным фактором риска являются условия почти всех китайских бизнесменов о прямых инвестициях – это использование китайской рабочей силы. Мотивы этого условия бывают разными: от надуманных, как-то – недостаточной квалификации российских рабочих или отсутствие на территории российского проекта российской рабочей силы, как это наблюдается в Забайкайле (при 54,7 тыс. официально зарегистрированных безработных), до ультимативных: нет китайских рабочих – нет инвестиций. Чаще всего эти условия бывают несколько приглушенными и принимают юридическую форму квот на рабочие места от 50% до 100%. К слову, для разработки одного гектара земли по нормативам китайских бизнесменов требуется не менее 25 человек. Мало того, при нашем общем безденежье китайцы предлагают, на первый взгляд, крайне привлекательный вид инвестиций – со 100% китайским капиталом! Однако, если задуматься, то это не просто шальные деньги, в дальнейшем это – утрата влияния на управление проектом. Понятно, что в России строгое корпоративное законодательство... тем не менее!

Итак, в больших проектах мы можем в итоге иметь от нескольких десятков до нескольких тысяч китайских рабочих, 100% управление проектом китайским менеджментом и китайский анклав на территории реализации проекта. По закону «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» соглашения могут заключаться на срок до 49 лет, т.е. период аренды может охватывать не менее 3-х поколений китайцев, для которых место реализации проекта будет уже Родиной, которую они ни за что не захотят покидать. Китайцы во всем мире славятся абсолютным отсутствием способности к ассимиляции и везде живут обособленными диаспорами. Если моделировать ситуацию дальше, то экономическое сотрудничество может перерасти в этническую конкуренцию. А это уже серьезно!

Прочитано 20881 раз
Оцените материал
(0 (Проголосовало))

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости партнеров
logo3 1 ООО
«СтройНадёжСервис»

Капитальный и косметический ремонт многоквартирых домов

Ремонт кровли. Ремонт фасада. Инжененрные сети. Замена окон ПВХ. Промышленный альпинизм.

Тел.: 8 (928) 321-37-35 8 (938) 302-91-59

E-mail: sns260416@mail.ru

 сцена

26 регион - проекты